?

Log in

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com

marchenk in music_action

Têtes Raides - Dans la gueule du loup

     Уже несколько раз подзуживали написать о "Têtes Raides" (см. их блог) - рок-группе с панковскими, театральными, балаганно-цирковыми корнями и поэтическими текстами, замешанными на сюрреализме и социально-критическом, реалистическом шансоне в духе Jacques Brel, Léo Ferré и Georges Brassens одновременно. Попытки побудить к рассказу кого-нибудь из франкоязычных сетевых знакомцев пока не имели успеха. Все восхищаются сценической стильностью, алхимией спектакля, графики, музыки и текста...
     У русскоязычной музыкальной критики есть поразительная особенность: читателю сообщается море подробностей о дискографии, звучании, объемах продаж... И фактически ничего - о том, что и зачем поется. Будто слова и влекомые песнями смыслы - лишь гарнир к гитарным рифам и барабанному перестуку. Словно не о "мыслящих тростниках", не об "идейных командах" речь, а о ресторанных лабухах, призванных заглушать звяканье вилок о тарелки и украшать трение разгоряченных тел у эстрады. И это при том, что Têtes Raides в 2005-ом были в России с гастролями, их пиарили как "зубров французской андеграундной сцены".... В чем андеграундность? Кто-нибудь в состоянии сгрести в буквы свои впечатления: интерпретировать стихи, рассказать о контексте рождения альбомов ... Или вопль "круть нереальная" вкупе с "маркетинговыми параметрами" - это достигнутый нынешней рок-журналистикой максимум?
     Давайте к Têtes Raides будем приближаться постепенно, в надежде на приход более продвинутых жильцов блогосферы (я вынужден опираться не на понимание текстов, а на авторизированный итальянский сайт группы).
     Начать можно с "Dans la gueule du loup" из альбома "Chamboultou" 1998-го года. Песня написана берберским писателем и поэтом Kateb Yacine в память об убийстве алжирских манифестантов, вышедших на мирную демонстрацию протеста в Париже 17 октября 1961 года (в поддержку независимости Алжира, против колониальной политики французских властей). 74 человека тогда утонули в Сене, погибли от пуль и побоев, 66 - исчезли после арестов в так называемых centres de détention (см. список имен).
     Для Kateb Yacine эта трагедия была потрясением. Он обращался к французскому народу: все случилось на Ваших глазах! не делайте вид, что не видели тел, сброшенных в реку, не стирали крови на стенах и улицах! кто Вам напомнит о Вашей революции, о Вашем Сопротивлении?!! Et maintenant vas-tu parler / Et maintenant vas-tu te taire ...
     Têtes Raides - Dans la gueule du loup.

    Гуманистический драйв эпохи Просвещения с его "свобода, равенство и братство!", "Декларация прав человека и гражданина" (с первым абзацем "Народ французский, убежденный в том, что забвение естественных прав человека и пренебрежение к ним - единственные причины бедствий человечества, принял решение изложить в торжественной декларации эти права, священные и неотъемлемые, дабы все граждане, имея возможность постоянно сравнивать действия правительства с целями всякого общественного учреждения, никогда не допускали угнетать и унижать себя тиранией"), Всеобщая Декларация Прав Человека... Если вдуматься, все это стало врастать в социальные отношения по историческим меркам совсем недавно. И нет никаких гарантий, что это процесс не будет повернут вспять очередным помрачнением коллективного разума.
   Софья bicult Корниенко: "У нас мэром Роттердама назначен иммигрант в первом поколении из Марокко Ахмед Абуталеб - всей страной горячо любимый. Знаю его лично, он даже однажды звонил мне на мобильник. Такая вот у нас исламофобия" (ранее Ахмед Абуталеб был министром по социальным вопросам правительста Голландии).
     P.S. Мой друг - театральный режиссер Алессандро Менгали - как-то предлагал роль в его спектакле по фильмам, интервью и поэзии Пазолини. Я отнекивался, ссылаясь на акцент. Сандро настаивал:
     "Театр жив, пока играет с контекстом. В те времена зоны di malavita - quartieri popolari: городская беднота, путтаны, воры. А теперь - смотри, кто теперь за чертой? Эмигранты! Они сейчас - народ Пазолини!".

"Têtes Raides"

Peuple français tu as tout vu
Oui tout vu de tes propres yeux
Tu as vu notre sang couler
Tu as vu la police assommer les manifestants
Et les jeter dans la Seine
La Seine rougissante n'a pas cessé
Les jours suivants
De vomir
De vomir à la face du peuple de la commune
Les corps martyrisés
Qui rappelaient aux parisiens
Leur propre révolution
Leur propre résistance
Peuple français tu as tout vu
Oui tout vu de tes propres yeux
Et maintenant vas-tu parler
Et maintenant vas-tu te taire


     Игорь Аверкиев. Как выглядят права человека в России и в мире?

     "Европейцы открыли для человечества "права человека", как открыли Америку, законы механики, эксплуатацию человека человеком и многое другое. Именно открыли, дали название тому, что уже было, но оставалось непознанным. Европейцы назвали "правами человека" некие безымянные до того специфические моральные нормы, особые традиции, "гуманитарные обычаи", которые естественным образом складывались в каждом человеческом сообществе с доисторических времен и в Старом, и Новом свете. Эти особые моральные нормы призваны были защищать человеческое достоинство личности от произвола и безответственного эгоизма власти. Нередко эти моральные нормы оставляли свои следы и в древних правовых системах: от Законов Хаммурапи и Римского права до уложений средневековых европейских городов. Благодаря европейцам эти естественно существующие в человеческих сообществах общественные конвенции в защиту человеческого достоинства стали предметом идеологического осмысления и политического проектирования. Благодаря английским философам, французским просветителям и американским революционерам эти специфические общественные конвенции стали называться "правами человека", превратились из социальной "вещи в себе" в предмет политики и идеологической борьбы. Европейцы объяснили себе и миру "права человека" в логике либерального взгляда на мир и представлений об естественном праве. В середине ХХ века, после ужасов Второй мировой войны, в рамках "ООНовского проекта" права человека были объявлены всечеловеческой гуманитарной идеологией и стали одной из идейных опор нового "глобалистского" мира.

     Или все было не так. В XVII-XVIII веках в рамках модернизационного осмысления европейцами социальной действительности, в головах английских философов, французских просветителей и американских революционеров родился "идеологический проект", который постепенно обрел название "права человека". Смысл "правочеловечного проекта" - в идеологическом и правовом примирении сословий и классов, в смягчении социального неравенства через идею равенства в правах. Со временем "права человека" предстали либеральным гуманистическим ответом социализму и фашизму - идеологиям, черпавшим свою силу в социальной и этнической вражде, в естественной человеческой ксенофобии и социальном протесте. Уравняв в правах бедных и богатых, белых и цветных, "права человека" обеспечили послевоенному Западу социальный и расовый мир. На волне этого успеха в 70-е годы прошлого века "права человека" были включены в модернизационный и вестернизационный пакет, который Запад предложил Востоку и Югу как средство для решения их проблем.

     Или так: в человеческих сообществах спокон веку существуют неформальные (моральные по своей сути) общественные конвенции в защиту человеческого достоинства от произвола власти, но эти конвенции всегда защищали человеческое достоинство только "своих", всегда был кто-то "чужой", кто не подпадал под действие этих конвенций (рабы, женщины, инородцы, иноверцы, безземельные и т.д., и т.п.). Но однажды появились "права Человека" и зафиксировали принципиально новое качество этих общественных конвенций. Поначалу это произошло в Европе с ее традициями веротерпимости и социальной толерантности. Именно в Европе впервые в человеческой истории, сначала в идеологии, а затем и на практике, моральные и юридические права, защищающие человеческое достоинство личности, были распространены абсолютно на всех представителей вида Homo sapiens: мужчин и женщин, бедных и богатых, белых и цветных. Впервые в истории человечества, именно в Североатлантическом мире, исчезло разделение людей на свободных и лично зависимых (рабов, крепостных и т.п.). И если предположить, что Западный мир действительно является авангардом человечества в том лишь смысле, что он первым проходит те ступени цивилизационного развития, которые потом проходит все остальное человечество, то это означает, что "права Человека" рано или поздно приведут все человечество к реальному равенству всех людей в правах независимо от "от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения". Нужно лишь содействовать этому процессу через подвижничество "людей доброй воли", через поощряющую универсальные права человека деятельность международных гуманитарных институтов и национальных демократических правительств.

     Или еще так: "права человека" продолжают собой величественный ряд утопических европейских идеологем, призванных вселить в мир надежду. В "либеральной утопии" права человека исполняют ту же функцию, что и общественная собственность в "социалистической утопии" - функцию обеспечения всеобщего равенства как универсального ключа к дверям в справедливость. В "социалистическом проекте" общественная собственность призвана была обеспечить имущественное и социальное равенство людей и тем самым ликвидировать главное социальное зло: эксплуатацию человека человеком. В "либеральном проекте" права человека и верховенство закона призваны были обеспечить всеобщее равенство в правах и тем самым избавить людей от произвола власти и несправедливости, вызванной дискриминацией, неравным правовым статусом различных социальных групп.
     Однако реального равенства ни в правах, ни в имуществе, ни в одной стране мира так и не случилось. В ХХ веке и общественная собственность, и права человека действительно продемонстрировали миру свою эффективность как стабилизационные инструменты, но, естественно, не сняли базовых социальных противоречий, не сделали мир справедливее, а жизнь людей - счастливее, правда, сделали мир и жизнь сложнее и современнее.

     Или даже так: западные элиты продвигают права человека как наиболее выгодную для себя идеологию социального протеста, призванную вытеснить с идеологического поля слишком конфликтные левые протестные проекты (неслучайно идейные левые презирают права человека и правозащитников). Правозащитная активность западных политических элит - это глобальный отвлекающий маневр постиндустриальных эксплуататоров. Права человека индивидуальны, они направляют естественное человеческое недовольство произволом в русло правового преследования конкретного "произвольщика". Сохраняя пафос борьбы за справедливость, права человека не ставят вопрос о власти как таковой, не посягают на естественное социально-экономическое неравенство. Права человека не посягают на собственность и власть элит. Не говоря уже об упомянутой реинкарнации колониализма в упаковке обязательных к исполнению политических стандартов прав человека, когда, например, даже простое сомнение в соблюдении избирательных прав становится универсальной отмычкой к власти в любой стране с неустойчивой политической системой".

Comments