?

Log in

No account? Create an account

September 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com

marchenk in music_action

Jaromír Nohavica - Darmodej - Co se to stalo, bratříčku


"Язык, на котором мы говорим и думаем, - это травма. Сходство красного мясистого тела без костей во рту с незаживающей раной - живая метафора одного из главных свойств языка в лингвистическом смысле — давать человеку средства для осмысления и преодоления личных и общественных травм. Если допустить, что к социальному телу применимы категории страдания и обладания, сострадания и очищения, то попробуем в самом сжатом виде сформулировать, как современные носители языка справляются с такого рода травмами - а если нет, то почему" - gasan .
+ + +
Часто думаю о том, как проходит прощание с тоталитарным прошлым в странах Восточной Европы (открытие секретных архивов, люстрации, реституция собственности, память о жертвах репрессий, исследования по истории диссидентских движений и групп).

России, Белоруссии и др. этот путь еще предстоит. Без знания фактов и внятной морально-юридической, гражданской оценки вытесненной истории никакой реальной "модернизации", "демократизации", "либерализации" не получится. Только наивному человеку темы "Мемориала" кажутся ригористическими и отвлеченными, напоминающими то ли магические пассы по снятию исторической порчи, то ли - ритуал отпущения грехов. Не ради мертвых и небесной справедливости придется восстанавливать память и лечить амнезию. Переход общества в правовое, гражданское состояние нужен живым.

На словах все просто. И даже на уровне государственной "политики памяти", в контексте "памятников, музеев, университетского преподавания" - спорно, но представимо. Опыт европейских соседей показывает, что общество, всерьез решившееся разобраться с постыдным прошлым, труднее всего справляется не с упразднением зловещих репрессивных институтов (спецслужбы и др.) и практик (школьная муштра, тюремная дисциплина - в армии, психиатрических клиниках и т.д.), а "крушение моральных авторитетов" и прозревание насчет белых пятен в семейной истории.
+ + +

Представим, что жили Вы в тоталитарной стране - с цензурой, облавами на диссидентов и культурным подпольем, в которое угодили все мало-мальски стоящие авторы (как вариант - эмиграция: за границу или на тот свет). И слышали на одном из квартирников "Darmodĕj" Ярека Ногавица (по мотивам поэмы Карла Шиктанца "Молитва к богине памяти"). Про "поющего поэта" знаете только то, что он в опале, что ему не дают ни выступать, ни публиковаться, что он переводит Высоцкого и Окуджаву, что сочиняет уморительно потешные песенки для магнитиздата.

Jarek Nohavica - Darmodej


"Darmodej" оседает в памяти. Тогда, в середине 80-ых, призыв "вынимать из души страх" был не лишним. Еще свежа была память о советских танках на улицах Праги в 68-ом и эта память нуждалась в целебных строчках. Если Карел Крыл слыл голосом лобовой фронды и непокорности, то Ногавица - реинкарнацией бравого Швейка с мягкой самоиронией и славой любителя крепко выпить: его диссент - умеренной величины фига в кармане и поэтическая конституция, уклоняющаяся от указаний Руки.

Шёл вчера человек,
Уличный продавец...
Он уже не идёт,
Кровь залила тротуар.
Я его флейту взял –
Звучит, как колокол!
И была в том вся печаль –
Тот чудный долгий тон,
И я вдруг понял:
Да, я – это он,
Я – это он...

В 2006-ом разразился скандал. Историки, разгребая архивы StB (аналог КГБ), обнаружили документы, показывающие что Ногавица тайно сотрудничал со спецслужбами. В том числе и протоколы, где он отвечает на вопросы о своем друге и, в каком-то смысле, учителе Кареле Крыле. По форме - доносы, по содержанию - формальность. Никто из-за слов музыканта под приговор не угодил. Однако для публики новость стала шоком. Никто не ждал стойкости от простых смертных, но Ногавица - символ сопротивления и эстетического нонконформизма... Некогда переписывание и прослушивание его концертов считалось своего рода актом гражданского неповиновения (срок за это не давали, но неприятности по месту учебы-работы могли быть)...

В прессе началась большая полемика: кто-то вставал в позу прокурора, кто-то - сомневался в моральном праве выносить упреки, кто-то - комментировал в духе "не сотвори себе кумира". В ноябре 2007 г. бард-правдоруб, бывший диссидент Ярослав Гутка опубликовал песню "Стукач из Тешина", адресованную Ногавице. Тот пожал плечами, дав метафорический комментарий: "Я встречался со шлюхой, но в номера не поднимался". И отключил телефон.

Публика разделилась: одни демонстративно перестали слушать (отнеся реакцию, как Игорь Яковенко на днях, к "вопросам гигиены"); другие - сказали, что песни у Ярека замечательные, а совесть - личное дело каждого; третьи - морщились от моральной травли и доказывали что каждый из высказывавшихся, по сути, сводил счеты с самим собой.

+   +   +

В 2007-2009-ом гг. сотрудники Института исследования тоталитарных режимов опубликовали еще несколько резонансных документов. Свыше 4 млн. материалов выложили в онлайн (как и в Германии). Косвенное обвинение "в пособничестве" получил даже Милана Кундера, который всю жизнь стряхивал с себя какие-либо ожидания аудитории, кроме литературных, и почти не давал интервью. Однако на этот раз Кундера высказался крайне резко. Была даже международная кампания с требованием прекратить клевету.

Сейчас в прессе все чаще стали появляться реплики недовольства относительно публикаций Института исследования тоталитарных режимов. Они не ставят под сомнение необходимости расставления точек над "i" и исходят из того, что историческая правда, сколь бы болезненной она не казалась, это ценность и гарантия того, что чешское общество не пойдет мотать "штрафной круг" по былым ошибкам и трагедиям. Критика в основном затрагивает порядок "рассчетов с травматическим прошлым" и специфический статус расследований: тот же Институт по изучению тоталитарных режимов включен не в структуру Академии наук, а де факто является органом государственной власти (членов совета института выбирает Сенат). Это, по мнению отдельных экспертов, делает профессиональных историков и архивистов заложниками актуальных политических игр.
+   +   +
В России сохранением памяти о жертвах политического террора занимаются в основном независимые гражданские организации и, в первую очередь, "Мемориал" (см. онлайновую базу данных). Общенационального Музея репрессий в стране до сих пор нет и в краткосрочной перспективе не предвидится. Ко многим архивам доступ для исследователей по-прежнему закрыт (более того, даже публикация открытых сведений может грозить ученым уголовным преследованием). Остаются тысячи резонов говорить об "архивной контрреволюции".

Люди и группы, заинтересованные в забвении или выгодной для себя рихтовке прошлого, пока у власти. Нельзя сказать, что перспектива будущих расследований их не тревожит. Напротив, чтобы забетонировать это направление ведется бурная деятельность. С переменным успехом (опросы показывают сдвиги общественного мнения, но не растущую силу сопротивления, желания знать и донести правду вопреки).

Вряд ли в обозримом будущем в России и Белоруссии появятся учреждения, подобные чешскому Ústav pro studium totalitních režimů, польскому Instytut Pamięci Narodowej, немецкой спецкомиссии по изучению архивов службы государственной безопасности бывшей ГДР (BStU), румынской Institutul National pentru Studiul Totalitarismului и др. Если даже обычная поминальная практика по увековечиванию памяти о жертвах репрессий и несправедливости воспринимается властями и "сторонниками курса" как враждебная провокация, то чего уж говорить о требовании создать структуру, которая бы несла полную ответственность перед обществом за поиск и публикацию ранее засекреченных, скрываемых документов, свидетельств и т.д.
+   +   +
Не могу удержаться от вопроса (и буду очень признателен, если попросите высказаться друзей по Живому журналу).

Poll #1514545 Тайное делать явным?

Нужно ли полностью рассекречивать "политические архивы" спецслужб (досье на сексотов, тексты доносов и проч.)?

Да
23(79.3%)
Нет
2(6.9%)
Затрудняюсь ответить
4(13.8%)


+   +   +
Или: Jaromír Nohavica - Co se to stalo, bratříčku? Так Ногавица перевел на чешский "Нет, ребята, все не так..." Высоцкого).


P.S. Журнал "60 параллель" приглашает авторов присылать статьи о "Местах памяти".

Comments

Когда подобные процессы в Восточной и Центральной Европе только начались, венгр Петер Бадаш опубликовал эссе "Наш бедный Саша Андерсон". Я, к сожалению не нашёл этого текста в сети, но на мой вкус, это лучшее из того, что написано на тему "надо ли пригвождать к позорному столбу тех, кто сотрудничал со службами безопасности". И всё там сказано! :)

А здесь Борис Дубин пишет на сходную тему: http://magazines.russ.ru/nlo/2009/96/du19.html

в архивах штази было нвеозможно однозначно распознать

используют втёмную и он мог вообще не подозревать об этом. Но достаточно было сказать,что такой то указан информантом Штази,чтоб на человеке ставилось клеймо. Правда многие рядовые немцы с этим быстро разобрались.

Re: в архивах штази было нвеозможно однозначно распозна

В том же "деле Кундеры" на рапорте не было его подписи. StB, при всем ореоле, была обычной бюрократической конторой. У сотрудников, что называется, к тем же диссидентам не было "ничего личного". "План выполняли", "отчеты пописывали", "на работу ходили". В этом смысле и у российских "коллег" совесть кристально чиста. Все умирают в своих кроватях. С пенсиями за выслугу лет. И, разумеется, никакие выжившие "жертвы политических репрессий" хоть поодиночке, хоть ассоциациями вместе с родственниками, друзьями и т.д. эту вековую традицию не изменят.

Рядовые немцы, хочется верить, разобрались не только с тем, кто на кого стучал и кто кому когда руки выкручивал.

Re: в архивах штази было нвеозможно однозначно распозна

Дело Кундеры вообще позорное. Он сообщил о шпионе, подготовленном и присланном разведкой иностранного государства. Я вполне допускаю, что он это и вправду сделал, т.е. того агента, упомянутого в полицейском протоколе, правильно идентифицировали, но то доказывает только то, что он ПРАВИЛЬНО делал. Он сообщил не о чьей-то диссидентской деятельности, но шпионе -в те времена, когда шпионы действительно были:) Накинулись на него разнообразные болтуны, которым надо же на кого-то накинуться...медиатролли.

Но ты тут не об этом:)

Re: в архивах штази было нвеозможно однозначно распозна

Во-первых, Кундера опроверг какое-либо участие во всей этой истории, во-вторых... Не о шпионстве там шла речь. А медиа-троллинг есть вокруг любого публичного человека. Вокруг столь известного - и подавно.

Гавел ему говорил, что клевета в СМИ - не самое страшное испытание в жизни.

Re: в архивах штази было нвеозможно однозначно распозна

Ну, Кундера всю вторую половину жизни говорит неправду о своей первой половине жизни, так что неудивительно... Это мой любимый писатель, но мифотворец он изрядный... я ему не верю в данном случае. Просто ему стыдно, что он тогда был убеждённым коммунистом и патриотом...

Re: в архивах штази было нвеозможно однозначно распозна

У меня тоже - один из любимых. Но оснований не верить я не вижу. Своих юношеских взглядов он и в книгах не скрывает. Как не скрывает их, к примеру... Боб Дилан или Джоан Баез. Шестидесятническое поколение что в Западной, что в Восточной Европе кренилось влево, бредило революциями и т.д. Этот крен уже не был, как в предвоенные или военные годы, креном в сторону партий и выбором идеологических догматов для присяги.

Я бы вообще 68-ой описывал не через спектр "правое - левое", а как конфликт модернистов и консерваторов, умеренных и прогрессистов-утопистов. Или, что еще точнее, через эстетические, стилевые маркеры, а не партийно-идеологические. Пафос социальной эмансипации, освобождения, социальной критики, прорыва в будущее принадлежал не сфере институциональной политики, а социальным движениям, развивавшемуся тогда сектору НПО + культурным институциям, оппонирующим "классическим". Что же касается левых, то в послевоенной Европе даже экзотические и радикальные левые партии и группы имели возможность легализоваться и проталкивать свои программы через полит-системы, ставшие вполне эластичными и демократическими.

я не знаю, если честно, в каком

варианте меньше минусов и больше плюсов. Если б передо мной поставили такую задачу я бы пролопатил опыт всех стран и руководствовался принципом врачей: не навреди.

Пакт Монклоа - это не просто бумажка и не договор. Это подведение черты под прошлым и готовность совместно решать проблемы будущего.

Я надеЮССь имею право говорить ответственно как "жертва политических репрессий". Потому как не собираЮССь мстить покойным Ельциным или Гайдарам и т.д. за успешную попытку кровавого государственного переворота, совершённую ими в октябре 1993 года. И пусть они умирают в своих кроватях на своих дачах с песниями за выслугу лет и с безупречной репутацией для некоторых людей.

Мои однокурсники побывавшие на Лубянке в 80 е годы, вроде бы тоже не жаждут мести кровавой Гэбне(тм). Хотя один из них был аж замминистра в правительстве Гайдара и мог бы своим непосредственным обидчикам отомстить. Кстати, не слышал от них про выкручивание рук в начале 80-х.

Понимаете аналогию?

Или вас исключительно советские диссиденты интересуют?

Re: я не знаю, если честно, в каком

Пролопатить опыт - золотые слова :) Согласен. Готов лопатить.

Меня крепко смущает то, что Вы увязываете процедуры установления исторической правды (подчеркиваю: речь идет о знании, произведенном по правилам и нормам исторической науки или даже прокрученном через судебные инстанции) с... местью. Месть - это как раз "вне суда и следствия"; это не осмысление прошлого, а его эскалация.

Меня интересуют и советские диссиденты в том числе. Только их ведь было относительно немного. Среди тех, кто погиб в сталинской мясорубке, большая часть людей вообще не понимали, что происходит и "за что".

давайте бартер: а меня интересует

ваше мнение по данному посту
http://yuss.livejournal.com/990636.html?mode=reply

А про осмысление: ну вот моя позиция по частному случаю
http://yuss.livejournal.com/990120.html?mode=reply

Понимаете когда процесс идёт реально в наших условиях он всегда становится сведением счётов и наукой там не пахнет. Я был в комиссии ВС РФ по расследованию причин ГКЧП (Пономарёва и Якунина) кажется 1991-1992.
И те кучи доносов на правых и виноватых которые я тогда прочитал (от демократов и либералов) убедили меня что 37 год никуда не делся.

Дай зелёный свет и интелигентные профессора, шахтёры и домохозяйки начнут со сладострастием стучать друг на друга ссылать в Гулаг и призывать к расстрелам. Массовым причём.

Так что меня потом в 1993 даже письмо светочей интеллигентных призывающее к расправе с красно- коричневыми не удивило.

Фашизм особенно отвратителен в либеральных одеждах и с демократической риторикой.
Дубина читал. Вообще, за последние несколько лет в России было несколько больших журнальных дискуссий (не только о Гулаге, но и о памяти вокруг Второй Мировой, вокруг Праги-68 и Будапешта-56, вокруг 70-ых). Все более менее понимают, чем мы не Польша и не Чехия (не говоря уж о разборе полетов со Штази). И у нас один в один быть не может.

Тогда возникает вопрос: а как? Вариант с "притопленным прошлым", в котором суда не было ни над конкретными персоналиями, ни над режимом, ни над "особо людоедским отрезком" в истории режима (сталинизмом), как видишь, привел к плачевным результатам (не буду здесь причитать над "советским ренессансом" при Путине; понятно, что это по большей части журналистский штамп).

Идея процессов все же не в "гвождении" и не в моральной травле тех, кого угораздило добровольно или из-за шантажа сотрудничать с политической полицией. Тот же Ногавица, чей кейс после некоторых раздумий я все же озвучил здесь, продолжает ездить с гастролями, он действительно очень талантливый бард и, судя по откликам, порядочный и добрый человек. Любовь публики он сохранил. Не благодаря и не вопреки. "Встреча с реальностью", на мой взгляд, всегда хороша по последствиям. Она - лучше, чем спертый подозрениями и умолчаниями воздух. Та же "де-героизация" - такая же часть "очеловечивания", как и покаяние перед невинными жертвами.
P.S.
Блин... Все время чувствую себя неловко из-за "перекрестных сносок" между правом и этикой. Только иных слов для описания всех этих наворотов нет. Процент "выходящих на площадь" по идеологическим мотивам в любом обществе ничтожно мал. И даже высыпающих по крайней нужде - тоже. Слова по беспокойную совесть и т.д. расплывчаты, но точнее их не бывает.
Опечатка- Петер Надаш он...:)

В Германии архив службы Гаука применялся

избирательно для сведения счётов и решения политических задач. Я лично у этом убедился. Думаю тут было аналогично.

Re: В Германии архив службы Гаука применялся

То есть - лично? в каком качестве?

Опасность "сведения счетов" при разборках с прошлым, переполненным кровью и страданиями - очевидный риск. Меньший, наверное, чем "месть по подворотням" и тени гражданской войны в моменты кризисов. А какие, на Ваш взгляд, есть варианты? Поставить свечи, сжечь архивы и начать с чистого листа?

лично в качестве стажёра

партийной школы, если можно так сказать.

В самом офисе Архива Гаука нас уверяли, что с документами могут знакомиться только сами люди..под строгим контролем и пр..

А потом начальник части бундесвера признал что офицеры армии ГДР служат у них все с понижением. Причём отличные офицеры. Он сам признавал.

Когда был задан вопрос почему так? Он начал говорить о политике и о информации из архива Гаука, которую они якобы учитывают.

Так что сказки про сохранение прайвеси это для инфантилов. БНД не идиоты,чтобы такой ценный ресурс как архивы штази закрывать для себя.

Re: лично в качестве стажёра

Интересное качество - "стажер партийной школы". Задумался, что сие может значит. По линии ВПШ? :)

Офицеру бундесвера скрывать факт "с понижением" не имело резона: так было определено не армейским начальством, а политиками. Насколько это справедливо и т.д. - как решили бы, так бы и было справедливо. Но армия и штази - разные все же вещи. Как бундесвер, СС и гестапо.

Нет, по линии учёбы в СвДП:)

Речь шла не о штази а об офицерах народной армии ГДР, которых брали в бундесвер с понижением и не выше майора кажется,хотя признавали их выскоий уровень как военных специалистов.

Не сам факт с понижением, а факт,что вопреки рассказанному у Гаука о недоступности архивных дел
и неиспользовании их в политических целях, офицер нечаянно проговорился,что поступает ему инфа на все кадры из архивов штази.
И именно этим он решил аргументировать понижение.

едва ли корректный речевой оборот

А что в данном случае значит "сведение счётов"? Сведение счётов -это когда оскорблённый мужчину уходит молча, а через год пишет на вас сокрушительный донос. Это сведение счётов. А когда вскрывается факт чьей-либо безнравственной и/или аморальной деятельности в прошлом, за чем следует прежде всего моральное порицание (в идеале), то что здесь -сведение счётов? или Вы считаете, что "лучше не ворошить прошлое..." и т.д.?

очень корректный речевой оборот

глядя на Польшу в которой Качинсике обвиняют Валенсу в работе на спецслужбы вам не всё ещё ясно?


Поясню.
Вот вы беседуете со своим другом Х о политике и упоминаете,что ваш приятель У рассказал вам смешной анекдот.
В архиве этот случай фигурирует, что агент Х получил от информанта Z ( то есть вас) компромат на У.

То что вы ни ухом ни рылом не знаете о том что вы "информант" ничего не меняет. В СМИ появляются утечки ,что вы стукач, сдавший в своё время великого У , погибшего,допустим, в тюрьме. А вам остаётся доказывать что вы не верблюд.

Вас такое устраивает? А у вас друзья, дети, коллеги, вы известный человек и ваша репутация для вас важна.

И не думайте,что я эту ситуацию высосал из пальца.
Вам пожелать такое?
Чтобы немножко с вас слетел оскал агрессивного идеализма?

Re: очень корректный речевой оборот

"Вам пожелать такое?
Чтобы немножко с вас слетел оскал агрессивного идеализма?"
:)
Интересно, где вас, юных этнополитологов, учат изысканному хамству? Мне есть что сказать на эту интересную тему, но разговор, где используются такие вот речевые обороты, мне не интересен.
стукачей не убивать, но выпороть ))

(Anonymous)

не стоило его травить
мало ли кто тогда малодушничал
Травить кого угодно нехорошо. Особенно сейчас. И даже тем, кто тогда не прогнулся: в жизни бывает всякое, хорошим важно остаться для своей совести.
Но архивы должны быть открыты. Просто для того, чтобы меньше врали.
Согласен с Вами (и - спасибо за отклик!). Но только если речь идет именно о травле, а не о подведении черты под не слишком лицеприятным прошлом. В обстоятельствах Ногавицы перебывали тысячи людей. Особый счет к нему объяснялся тем, что он - человек публичной профессии да к тому же - с репутацией диссидента, нонконформиста и т.д. Атмосфера травли сложилась из-за завышенных ожиданий к нему, из-за потребности людей иметь героев, рыцарей без страха и упрека.