?

Log in

No account? Create an account

September 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com

marchenk in music_action

Jacek Kaczmarski - Barykada (Smierć Baczynskiego)

"Баррикада" Яцека Качмарского написана в память о поэте "поколения Колумбов", антифашисте, участнике польского Движения Сопротивления Кшиштофе Камиль Бачиньском (1922-1944).

После того, как оккупационная немецкая администрация 16 октября 1940 года издала приказ о создании Варшавского гетто, а с 16 ноября 1941 года - приказ о немедленном расстреле евреев, осмелившихся покинуть его территорию, Бачиньски и его мать находились под непрерывной угрозой: они скрывали свое еврейское происхождение и остались жить на "арийской" территории города. Молодой, едва успевший закончить школу, Кшиштоф Камиль писал в дневнике, что во время войны его "главными науками были конспирация и поэзия": он изучал полонистику в подпольном Варшавском университете, закончил подпольную школу подхорунжих Армии Крайова, хранил на квартире литературный самиздат вперемежку с инструкциями по саперному делу и тактике партизанских диверсий... Он погиб в первые же дни Варшавского восстания (в начале августа 44-го). Спустя несколько недель, также в бою с нацистами, была убита его жена.

Балладная "Barykada" была записана Яцеком Качмарским, когда он собирал материалы для радиопередачи о Варшавском восстании (запись вышла в эфир на мюнхенской "Свободной Европе" в 1988-ом).

Jacek Kaczmarski - Barykada (Smierć Baczynskiego)


В клипе использованы кадры из кинофильмов ""Dzień czwarty" (Ludmiła Niedbalska, 1984), "Pierścionek z orłem w koronie" (Andrzej Wajda, 1992), "Powstanie warszawskie 1944" (Krzysztof Lang, 1994).

См. также:Lao Che - Barykada.

Tym galeonem barykady
Planetę ognia opływamy
Nic nie widzący, niewidoczni -
Przejrzyste cienie dni.
W popiołu plusz się zapadamy,
W który zmieniły się pokłady,
Niebo się coraz wyżej złoci,
Okręt nabiera krwi.

Unoszą nas ceglane fale -
Piętnastoletnich kapitanów
W spełnienie marzeń o podróżach
W nietknięty stopą świat.
I byle prędzej, byle dalej,
Wczepieni w burty potrzaskane
Nim ciało całkiem się zanurzy
W ciszę bezdenną lat.

Map popalonych czarne ptaki
Krążą dokoła gniazd bocianich,
Z których nikt nie zawoła - ziemia!
By zerwać nas ze snu.
Inne dziś nas prowadzą znaki,
My już dla świata - niewidzialni -
I jeden tylko zbudzi hejnał
Żelazne kule głów.

Tubylec się perłami poci
Tam, gdzie zielona i głęboka
Rzeka wśród palm leniwie gada,
Że nadpływamy - my:
Niosący w darze huk i pocisk,
Śmierć niezawodną w mgnieniu oka
Z którego cała nam wypadła
Planeta - grudka krwi.
Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

Чуть-чуть попозже переведу.

Если кто не в курсе, откуда взялось определение "колумбы" - есть такая замечательная художественная трилогия о Варшавском восстании "Kolumbowie Rocznik 20" ("Колумбы 20-го года рождения), автор - Роман Братны. На русский скорее всего не переводилась - слишком много Армии Краёвой.
Было б здорово (о переводе). Правда я не исключаю, что кто-то эту песню уже переводил. Бачиньского тоже переводили много, но в сети - совсем чуть-чуть.

За подсказки истории "колумбов" спасибо. Часто в текстах встречал эту поколенческую метафору. 20 года рождения... и умирали в двадцать с небольшим.
БАРРИКАДА (Смерть Бачиньского)

На галеоне-баррикаде
Плывём вкруг огненной планеты,
Невидящие и незримые —
Прозрачные тени дней.
Мы утопаем в плюшевом пепле,
В который превратились палубы,
Небо золотится всё выше,
А корабль пропитывается кровью.

Кирпичные волны колышут нас -
Пятнадцатилетних капитанов,
Так сбываются наши мечты о путешествиях
В мир, где не ступала нога человека.
И только бы быстрее, только бы подальше,
Пока мы ещё вцепились в потрескавшиеся борта,
Прежде чем тело полностью погрузится
В бездонную тишину лет.

Чёрные птицы обугленных карт
Кружатся вокруг вороньих гнёзд (в оригинале – аистиных гнёзд, но подразумевается не птичье гнездо, а наблюдательный пост на верхушке мачты парусного корабля — прим. пер.),
Из которых никто не крикнет: «Земля!»,
Чтобы пробудить нас ото сна.
Сегодня нас ведут иные знаки,
Для мира мы уже незримы
И лишь один сигнал пробудит
Железные шары голов.

Туземец истекает жемчужным потом
Там, где зелёно и глубоко
Река средь пальм лениво шепчет,
Что приплываем — мы:
Несущие в дар гром и пулю,
Верную смерть в мгновенье ока,
Из которого нам выпала
Планета — сгусток крови.

Яцек Качмарский

Спасибо Вам огромное!!! Не будете возражать, если я в текст постинга доложу перевод? Он - Вашего авторства?

Все же у таких переводов - с польского, чешского и др. особая ценнность. Был общий опыт. Но - культурные реакции разошлись (иначе и быть не могло: даже по диссидентским каналам это было нереально ретранслировать).

Для меня, когда начинаю копаться и вникать, столько всего открывается... Не праздно-любопытного, а прямого, нужного... Не только, конечно, через песни и музыку. Но в них, как и через литературу, передается не только "знание фактов", но и ... пережитый опыт, что ли... Тот, о котором толком не получается говорить публично у нас.

Тот же гражданский пафос и историзм у Качмарского - "не переводимо". И на то, и на другое - негласное табу. В чем-то здравое (аллергия на имитации), а в чем-то - и надоело уже, и - к важным вещам из-за него не получается прорваться.

Спасибо еще раз!

Да, перевод (скорее, подстрочник) мой. Конечно я не против, вставьте в пост, так будет удобнее читать.

Да, пласт очень интересный. С чешским его слоем практически не знаком, а вот польский меня как-то сильно зацепил в своё время. Проникся) Наверное, в основном благодаря Вайде, Казику и "Колумбам".