?

Log in

No account? Create an account

September 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com

marchenk in music_action

Piero - Que se vayan ellos

Пьеро Де Бенедиктис - легендарный аргентинский поэт, певец, композитор, мистик, собиратель латиноамериканского фольклора. Ему было три года, когда его семья перебралась из послевоенной Италии в Аргентину. Корни сказались: в 18 лет он начал петь и говоря недавно о юношеских кумирах того периода, отвечал "конечно, Франциск Ассизский... Для меня это фигура была как... как Спайдермен для моего внука. Франциск Ассизский символизировал то, что я должен был сделать".

В 70-80-ые Де Бенедиктис исколесил с гастролями родной континент. Его песни и социально-критические комментарии со сцены и в интервью "по заслугам" оценили цензоры военной хунты, правившей в Аргентине с 1976 по 1983-ий: музыкант был вынужден жить в изгнании, но не унывал, поскольку в одном только Эквадоре на концерты собиралось по 70-80 тысяч человек, а правительства Италии и Колумбии дали ему гражданство.

Латиноамериканские общества в ХХ веке всегда были сильно политизированы: быть фолк-музыкантом едва ли не автоматически означало - быть сторонником левых партий или лево-популистских движений. Де Бенедиксис же заметно "выпадал из линейки", когда говорил, что поет песни протеста против диктатуры и выступает в защиту политических заключенных, поскольку борется за права и свободы людей, вне зависимости от того, каких идеологий они придерживаются. Его непримиримо-манифестную "Que se vayan ellos" к 1983-му году распевала вся Аргентина и после начала процесса демократизации от артиста, помимо призывов к "Nunca Más" ("Никогда снова" - девиз движений за расследование и юридическую оценку преступлений против человечности), леворадикальные милитанты ждали публичной электоральной поддержки "политики мести" за пытки, убийства, преследования политической оппозиции. Тот же вернулся в новую Аргентину с альбомом, размышляющим о ценностях гуманизма, пацифизма и экологической этики, с интервью, в которых говорилось о необходимости оградить судебные процессы по нарушениям прав человека, от вмешательства любых политических сил. Этого иные горячие головы не поняли и не простили: отдельные группы даже специально являлись на концерты, чтобы освистать былого кумира.

Не стать заложником собственной публики - это, я бы сказал, требует куда большего мужества, нежели нонконформизм в отношении властей. Пьеро умудрился остаться инакомыслящим, благодаря иронии - прежде всего. Когда его окончательно достают утверждениями типа "Usted es cantante de protesta" (Вы - певец протеста), он отшучивается "No, de próstata" (Нет, простаты).

После падения диктатуры Аргентина была накануне открытой гражданской войны: острота противостояния полярно форматировала социальное пространство и подталкивала личностный выбор в прокрустово ложе "или - или" (за тех или за других). Де Бенедиктис выбрал ни то, ни другое: среди замученных пытками и бесследно исчезнувших в океане был не один десяток его близких друзей и он, разумеется, считал безнравственным одобрять риторику "гражданского примирения", предложенную "Законом об амнистии" (гарантировавшим перонистам отказ от судебных преследований). Однако музыкант также считал своим долгом любой ценой удержать общество от волны уличного насилия и криминализации идеологических конфликтов. Это удалось: ту же "Que se vayan ellos", бывшую много лет песней  гражданского неповиновения и солидарности, стали воспринимать и как гимн "переходного периода", главной задачей которого было не смешать демократизацию с кровью и выставить заслонку права против психологически понятной, но безрассудной жажды самосуда.

Piero - Que se vayan ellos


В 1983-ем, как только в Аргентине стало возможным действовать относительно свободно, Де Бенедиктис начал не политическую карьеру, а основал гуманитарных фонд "Buenas Ondas" (эко-солидарность, правовое просвещение, права детей, "органическая агрикультура", социально-экономические проекты - строительство детских садов, школ, библиотек и др.). Его квартира, как шутили тогда в Буэнос-Айресе, превратилась в министерство по социальным вопросам: с просьбами, идеями, волонтерской поддержкой приходили тысячи горожан. Сейчас у фонда шесть сотен центров, открытых по всей стране.

Comments