?

Log in

No account? Create an account

September 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com

marchenk in music_action

Wł. Broniewski - J. Telus - Ballady i romanse

В пандан к постингу по "Песне о Сталине" Вертинского. В конце 80-ых, когда я заканчивал школу, у нас был длинный кухонный разговор с бабушкой. То, что она терпеть не могла Сталина и была стихийной антисоветчицей, я и так знал. Думаю, люди ее темперамента и критического строя мысли в любой стране, при любом строе - всегда в оппозиции. К тому же среди причин ненавидеть сталинизм были конкретные семейные мотивы (ее дед, мой прапрадед в зэковской робе рыл тот самый Беломорканал, который как трудовой курорт расписывал Максим Горький со товарищи, разъезжая с экскурсией по северным стройкам ГУЛАГа).

Я, как и все постперестроечные подростки, взахлеб читал журналы, диссидентские мемуары и т.д. Вот и допытывался у бабушки: представляли ли масштабы ГУЛАГа? о чем говорили между собой, без посторонних? правда ли, что на фронте чертыхания в адрес "усатого" относительно сходили с рук? и - почему поколение, вернувшееся с войны, привыкшее ходить под смертью, проявлявшее стойкость и мужество в чудовищных бытовых условиях, после победы вновь позволило втиснуть себя в унизительный и нищий тоталитарный порядок?

При всей тогдашней наивности кое-какой урок из разговора я все же извлёк. Как минимум, понял насколько опрометчиво задним числом судить о поступках и моральных выборах людей, прошедших 30-40-ые годы.
+ + +

Можно, конечно, сервильную оду Вертинского списать на слабость артистической натуры, на вполне понятное желание донести свои песни до публики и т.д. Только это - явное упрощение. Примеров того, как вынужденно примирялись со сталинизмом сильные, волевые, смелые люди тоже хватало. Причем далеко не всегда это смирение давалось ценой сдачи позиций и ломки личности.

Взять хоть Бруно Ясенского... Или лучше - польского поэта, офицера Владислава Броневского... Воевал в легионах Пилсудского на Первой Мировой, получал высшие награды за воинскую храбрость, открыто выступал против авторитарного режима своего бывшего командующего (Юзефа Пилсудского) и польских националистов, сидел в польской тюрьме как коммунист (сочиняя стихи... о печах в Магнитогорске) , после советской оккупации восточной Польши (по пакту Молотова-Риббентропа) сидел уже в советских тюрьмах во Львове, Москве и Саратове (см. более позднее "Papierosy Biełomor-Kanał" Яна Келюса)... Воевал в армии Андерса (образована в 1941-1942 годах из числа поляков, попавших в плен после советско-польской войны 1939 года; на фронт отправляли прямо из гулаговских лагерей), попал с польским корпусом в Иран, бежал через Ирак в Палестину, находившуюся тогда под протекторатом Великобритании...

Владислав Броневский не имел никаких иллюзий относительно сталинизма и прекрасно представлял, что за порядки будут установлены в послевоенной Польше после Ялтинских соглашений (см. "Ялта" и "Сентябрьская баллада" Яцека Качмарского). Еще сидя во львовской тюрьме НКВД, он написал стихотворение по-русски:

"Человек - это звучит гордо!" -
сказал покойный Максим,
а меж тем тут колотят в морду,
говоря, что ты сукин сын.
Что же делать такому сыну
за решеткой Энкаведе?..
Так помолимся мы матерщиной
потускнелой алой звезде.


Так вот... Зная, понимая, очевидным образом рискуя, Броневский все же вернулся в Польшу в 1946-ом. И у него тоже были опусы про Сталина, о которых лучше не вспоминать.
+   +   +

Стихотворение "Ballady i romanse" Владислав Броневский написал в 1945-ом. Он, в отличии от философа Теодора Адорно, считал что после Освенцима нужно писать стихи. А поэт, рок-музыкант, бард Яцек Телус считал своим долгом превратить этот реквием по жертвам Холокоста в балладу.

Władysław Broniewski, Jacek Telus - Ballady i romanse


"Послушай, девочка, нас послушай,
Где в том местечке живые души?
То день ли белый? Местечка- нет его,
Одна нагая Рифка, рыжая,
Тринадцатилетняя.

Большие немцы в огромном танке..
( Убегай, убегай, Рифка!)
"Мама под камнями, папа в Майданеке",
Засмеялась, повернулась и упрыгала.

Проезжал добрый человек из ЛюбартОва,-
Вот булка, Рифка, чтоб была здорова!
Взяла, куснула, блеснула зубами:
- Я отнесу папе и маме!

Проезжал селянин, кинул грошик,
Проезжала баба, дала тоже,
Проезжало много, много люда,
Все дивились на рыжее чудо.

И был привезен скорбный пан Езус,
Враги привели его на муки,
И в меже поставили их вместе,
Потом взяли карабины в руки.

- Слушай, Езус, слушай, Рифка, Sie Juden,
За венец терновый, за рыжие кудри,
За то, что наги - виновны, ныне
За это вы умереть повинны.

И отозвалось Аллилуйя в Галилее,
И божьи ангелы поднялись, отлетели,
И после залпа громкого- затишье...
"- Послушай, девочка!.. она не слышит..."

перевод - Льва Бондаревского
Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

Много раз обсуждали упомянутую песню Вертинского и в конце концов пришли к выводу, что никакого прогиба там нет. Есть тонкая интеллигентская издевка, такая, что не подкопаться. Он же в образе шута, даже во фраке, а не в костюме Пьеро. А шуту можно многое, чем он и воспользовался.
Броневский - фигура все-таки трагическая. У меня ощущение, что он не смог все-таки до конца раскрыться.
Я смотрел как обсуждали в сети. Если любопытно - кто и как цитирует видеоклип, наберите в гугле или яндексе. Чаще всего все принимается за чистую монету.

Если честно, я тоже далек от мысли что это тонкая и замаскированная издевка. В частном письме про слезы в консульстве, когда его пригласили в СССР по линии комсомола... Это не спектакль. Все трагичнее.

И сцены вроде той, что у Пастернака (вопрос Пастернака "пускать ли Вертинского", согласие Ахматовой, неловкость собравшихся...)... Он же понимал и чувствовал все. Те кто младше (всп. статью Галича и др., которые воспринимали А.В. восторженно, как гостя "из того времени") этих оттенков не ловили. Но поколение ровесников, "прежних" судило по своему. И себя, и его.

О Броневском как поэте, если честно, знаю совсем немного. Когда под руку попалось видео Телюса я поначалу вообще его с Боровским спутал.


Так насчет слез в консульстве - вот тут как раз я ничего особенного не вижу. Все же для того поколения своя страна что-то значила, что бы в ней ни происходило. Не он же один вернулся. И когда человеку дали понять, что он нужен этой стране и сейчас - ну, проняло мужика, что делать, бывает. Не думаю, что он был в курсе масштабов того, что происходит - ведь почти каждая личная трагедия, связанная с репрессиями, многими воспринималась как ошибка, и не более того. То, что этих ошибок оказалось слишком уж много - посчитали потом.
Вполне допускаю, что страые литературные круги того времени отнеслись к возвращению Вертинского однозначно. Выражаясь современным языком - восприняли как агента кровавой гэбни (а как иначе? Возвращение его многим показалось странным). Но ведь это совсем не факт.
А Броневский... Кроме ранних стихов, у него какая-то скованность везде.
Мотивы возвращения - вне обсуждения. Обычная ностальгия - сама по себе достаточный повод. Нет необходимости выдумывать что-то еще. Когда же взрослый, много всего повидавший и переживший человек видит в приглашении "по линии комсомола" ожидание зрителя...

Понятно, что к тому времени не было информации о масштабах ГУЛАГа, о том, что происходило в стране. Тем более - в Харбине. И все же Вертинский не мог не отдавать себе отчета в том, что происходит именно размен, что его возвращение будет соответствующим образом обыграно пропагандой. Стремясь к одним зрителям, он скорее всего понимал, как к его возвращению отнесется другая часть публики.

Про него, как агента НКВД слухи распускали еще в Париже. Но в те времена про кого их только не было. А уж во время войны эмиграция и вовсе раскололась. Одни - шли к Гитлеру, мечтая, что он вернет им Россию, другие - проклинали положение меж двух наковален... Мережковский по радио Биаррица восхвалял нацистов, а фюрера рисовал новым Бонапартом...

В России никогда не было крупного разговора обо всем этом. Если уж пакт Молотова-Риббентропа и совместные наци-советские парады во Львове часть ЖЖной публики ставит под сомнение...

(Anonymous)

Спасибо за этот пост.